Кто спасёт детей?

default image
Пост опубликован: 29.01.2016
Категории: Новости
Просмотров: 4

Три детских смерти за месяц. 3-летняя Марина в середине декабря прошлого года умерла недождавшись скорой. У малышки поднялась температура, мама дала жаропонижающее – стало легче. А утром неожиданно начались приступы удушья. Врач-фельдшер в Молотицах Муромского района оказал помощь, какую мог, и вызвал скорую, но она, по словам врача и родителей, ехала долго. В облздраве сказали, что машина не задерживалась и в нормативы укладывалась. В Селивановском районе годовалая девочка задохнулась от попадания семечка граната. И, хотя ребенок находился под присмотром врачей, через 40 минут скончался. Ещё один трагический случай смерти ребёнка зафиксировали в Александровском районе в начале января.

Ирина Минина, старший помощник руководителя СУ СК России по Владимирской области: “Высокая температура, кожные покровы нечистые у мальчишки врач предлагает госпитализироваться, потому что надо как-то хватать ситуацию, родители под роспись отказываются – мы справимся сами, уезжают домой – это было в 11 часов. В 15 часов они вновь оказались в инфекционном отделении: “Нет мы всё-таки приехали”. Начинают уже работать с ребёнком – молниеносная менгакоковая инфекция. Всё, время упущено, ребёнок умер”.

А это уже про грипп. Во Владимире объявлена эпидемия. В день в детскую поликлинику поступает около ста вызовов от родителей больных малышей. Звонила диспетчеру и Людмила Алексеева. У ее маленькой Валерии резко поднялась высокая температура. Но врач в тот день к больному ребенку так и не пришёл. Тем временем, температура все поднималась и поднималась.

Людмила Алексеева, молодая мама: “В шесть часов вечера я позвонила в скорую помощь, там девушка меня проконсультировала, сказала, что температура будет держаться три дня. И машину она не прислала, она к нам так и не приехала и сказала, чтобы я вызвала на следующий день дежурного врача”.

Хоть и не сразу, но врача Валерия дождалась. Девочка уже идет на поправку. А вот Ксюше Никитиной врач не помог. Два года назад к ней в Суздальскую ЦРБ не приехал реанимобиль из Владимира. Девочка вдохнула семячко подсолнуха. За неисполнение своих профессиональных обязанностей, которые по сути и привели к смерти девочки осуждена экс-глава педиатрического отделения местной больницы Татьяна Быстрова. Два года огрничения свободы за то, что Быстрова не вызвала врача эндоскописта из ОДКБ. Да и без эндоскописта реанимобиль приехать за 5 часов из Владимир в Суздаль не успел. Сама Быстрова, которой уже терять нечего, вину видит в самой системе здравоохранения.

Татьяна Быстрова, бывший зав. педиатрический отделением Суздальской ЦРБ: “Тенденция такая, что сокращать, врачей убирают, сокращают койки, сокращают ФАПы, а в конечном итоге это всё сказывается на здоровье больных”.

Кстати, в Суздальской ЦРБ с уходом Быстровой мало что изменилось. Другой главврач, другой зав. педиатрическим отделением, но само отделение по-прежнему так и состоит из одного доктора. Произойди подобный случай как с Ксюшей Никитиной ещё раз, уверены ли врачи, что справятся?

Ольга Логинова, зам. главного врача Суздальской ЦРБ: “Дефицит кадров, конечно, сохраняется, как и во всей Российской Федерации, но мы нашли нового доктора. Да, к сожалению. Нужен второй врач, но в детском отделении работает один человек, но один человек работал и до этого”.

А что со скорой? Ведь в областной детской клинической больнице 4 детских реанимобиля, которые должны доставлять сложных больных детей из районов. Но работают из них всего два. Такую ситуацию глава облздрава считает нормальной. Во всей скорой машина в полтора раза больше чем бригад, ведь автомобили могут сломаться. Но ведь одно, когда скорая долго едет к взрослому, а другое когда в маленьком человеке болезнь может развиваться гораздо быстрее. Теме не менее о возвращении детской скорой помощи и речи нет.

Александр Кирюхин, директор областного департамента здравоохранения: “Главное- то ведь не в названии – детская скорая, взрослая скорая помощь, если я, допустим назову себя тремя именами, это же не значит, что меня будет три человека, я буду один, так и со скорой помощью”.

В следственном комитете говорят – винить медиков, даже когда возбуждаются уголовные дела за неоказание должной помощи, не всегда возможно. Нередки случаи, когда приходиться говорить и о самонадеянности родителей. И тогда истинно виновного в смерти трудно установить.

Ирина Минина, старший помощник руководителя СУ СК России по Владимирской области: “Быть более внимательными, не оставлять детей без присмотра и не быть самонадеянными в случаях, когда очевидно для маленького ребёнка требуется квалифицированная медицинская помощь не надо ставить медиков в условия неразрешимости ситуации”.

Кстати, постановка медиков в условия неразрешимой ситуации никак не регламентирована уголовным кодексом.

Алексей Соков, корреспондент 6 канала: “Сорок три ребёнка – именно такова цифра гибели детей по неосторожности, в 17-ти случаях проглядели родители, 9 уголовных дел было заведено на врачей. Это печальные цифры ушедшего года. Чего ждать в этом? Может быть всем нам пора уже наконец задуматься, кто должен на самом деле спасать наших детей”.


Добавить комментарий

  • Поделиться в соц. сетях
  • События
    Декабрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Ноя    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  
  • Прямой эфир