Сомнительная замена

Пост опубликован: 04.06.2012
Категории: Новости

Владимирский инвалид полтора месяца дожидался очереди в больницу. Но провел в стационаре всего несколько часов. Мужчине, вместо жизненно необходимого привычного лекарства предложили аналог, который, по словам пациента, ему не подходит… У врачей же своя версия. В конфликте разбирались Любовь Русинова.

Он на гармонах с 6-ти лет. Скрывает свое лицо, потому работодатели не жаждут брать инсулинозависимого на работу. Да и в последнее время болезнь, можно сказать, обострилась. Лечащий врач вынес однозначный вердикт – в домашних условиях такие скачки сахара контролировать сложно. Нужно пройти курс лечения и сделать полное обследование в стационаре. Полтора месяца он собирал необходимые документы, ждал очереди. И вот наконец 1 июня ему выделили койкоместо в эндокринологии. Только вот выяснилось, единственный вид инсулина, который переносит организм, отсутствует. При одном только виде первой ампулы больному стало плохо.

Илья, инсулинозависимый диабетик: «Без этикетки, без ничего, непонятно, что это такое за лекарство. Просроченное может быть, ну страшновато было, я спросил, что за лекарство, она мне назвала Рапид, либо Новорапид. Я говорю: я же не могу такое колоть. Я могу только АКТРАПИД колоть. Она сказала, что у нас тут только такое, будем это колоть. Ну я говорю: замену нельзя так резко делать. Я такое колол, это приводит к гипогликемии, это можно умереть или потерять сознание. Ну она говорит, мы вам окажем первую помощь».

Илья от такой, по его мнению, рискованной во всех смыслах инъекции отказался, и сообщил врачам: отправляется домой за своим инсулином. Когда вернулся, оказалось, из больницы его выписали за нарушение режима. Сегодня экс-пациент винит врачей в халатности и снова пытается объясниться с заведующей эндокринологии, уже вооружившись диктофоном.

- Вы отказались от нашего лечения, вы не имеете права диктовать нам свое лечение, потому что здесь ответственность за вас несет врач. – У вас же не было актрапида! – У нас другой был, человеческий генноинженерный инсулин с международным непатентованным названием абсолютно идентичным актрапиду.

Вот и в кадре завотделением утверждает то же самое. Побочные реакции – уверяет эндокринолог – исключены. А гипогликемию – это обмороки от критического падения сахара в крови – исключили бы индивидуальным подбором доз. Неподписанной же ампула быть просто не могла – на заводах используют нестираемую печать. Что же касается истории с уходом из отделения –

Наталья Маврычева, главный эндокринолог г. Владимира, заведующая отделением эндокринологии горбольницы №5: «Он просто вышел из отделения, покинул территорию отделения, никому ничего об этом не сказав, не заняв койки».

Да и вообще, уверяют врачи, вопрос собственных препаратов вполне обсуждаем, даже по телефону.

Наталья Маврычева, главный эндокринолог г. Владимира, заведующая отделением эндокринологии горбольницы №5: «Если не нарушена заводская упаковка, тогда он имеет право написать письменное заявление о том, что просит разрешить применении его препарата, и с моего разрешения и назначения лечащего врача он сможет применять свои препараты».

В какой момент врач и пациент не поняли друг друга, почему не удалось мирно договориться и кто кого не снабдил вовремя информацией, теперь, увы, не выяснишь. Илье же, чтобы попасть в стационар, теперь снова придется оформить направление и сдавать анализы. Правда его уже заверили, что ждать придется не полтора месяца, как раньше, а недели две. А вот слова врачей о том, что в карте больного и речи нет о непереносимости препаратов – проверить не удалось. Потому что по закону – это врачебная тайна и, чтобы заглянуть в историю болезни, нужно письменное согласие Ильи.

https://youtu.be/


Добавить комментарий

  • Поделиться в соц. сетях
  • События
    Ноябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Окт    
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30  
  • Прямой эфир